«Долгий, трудный путь из ада»: О чем автобиография Мэрилина Мэнсона?

Рецензии 22.02.2019

На русском языке вышла автобиография «Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада», написанная музыкантом совместно с журналистом Нилом Строссом. Soyuz.Ru рассказывает, какой получилась книга одного из самых ярких представителей рока 90-х и 00-х.

Мэрилин Мэнсон в России – персонаж столь же культовый, сколь и фриковый: имидж его может шокировать даже многое повидавших поклонников страшных сказок в духе Элиса Купера и Кинга Даймонда. Заявление же самого Мэнсона – дескать, мы собрались, чтобы выяснить пределы цензуры в искусстве – заставляло подозревать, что о собственно музыке здесь речь не идет. По счастью, даже самые раскрученные вещи Мэнсона убеждают в обратном: мало какая песня так сочетается с кадрами из «Матрицы», нежели отчаянная «Rock Is Dead», а композиция «Coma White» запоминается если не сама по себе, то благодаря клипу, мрачно пародирующему кадры убийства Кеннеди.

Столь же эпатирующей с первых же страниц оказывается и собственная книга Мэнсона с жизнеутверждающим названием «Долгий, трудный путь из ада». Казалось бы, чего ждать от автобиографии музыканта, как не долгого подробного рассказа о том, как он впервые услышал музыку, впервые взял в руки микрофон или гитару, и так далее, и так далее, и так далее – вплоть до первых успехов и дальнейшей народной любви.

Ничего этого здесь нет и в помине. На первых же страницах вас ждет описание… погреба, в котором хранится совершенно не то, к чему мы привыкли, и спускаются туда не за капустой или грибочками – какая капустка в Америке? Да и другие детские игры юного Мэнсона (он же Брайан Уорнер) совсем не назовешь милым времяпрепровождением:

«Иногда мы отправлялись в городской парк – пострелять в детвору, гоняющую в футбол. У Чэда [кузен Мэнсона] до сих пор шарик под кожей груди – когда мы не могли найти мишень, то стреляли друг в друга».

Школьные годы чудесные? Забудьте навсегда: преподаватели Школы Христианского наследия всерьез считают штрих-код «меткой зверя» и уверяют, что, если прокрутить пластинку Queen задом наперед, можно услышать сатанинское послание. «Как только они внедрили в нас эту идею про Фредди, поющего "Мой Милый Сатана", мы каждый раз это и слышали», - иронизирует Мэнсон. Другие его похождения заставляют вспомнить Леннона или Оззи Осборна: будущий шок-рокер курит кальян под Black Sabbath в компании байкера-сатаниста, втридорога продает одноклассникам кассеты с тяжелой музыкой (а потом ворует их же из шкафчиков, чтобы снова перепродать) и на собственной шкуре познает, что любовь – не только удовольствие.

Как только вы настраиваетесь на то, что рассказы об учителях-лицемерах, странных приятелях и неординарных семьях перейдут в рассказ о непосредственно музыке, Мэнсон выбивает почву у вас из-под ног, знакомя с ранними литературными опусами, столь же болезненно-притягательными, что и описанная им прежде действительность.

«Когда у тебя есть друзья – ты собираешь группу. Когда ты одинок – ты пишешь. Именно за этим занятием провел я свои первые месяцы в Форт-Лодердейле».

Желание писать и слушать музыку естественным образом перетекает в желание писать о музыке, но «с каждым взятым мной интервью я все больше лишался иллюзий. Никому нечего было сказать». Может быть, именно из этого разочарования и родилась группа людей, не только играющих музыку, но и обладающих собственной мифологией, начиная с псевдонимов, составленных из имен икон мира моды и серийных убийц?

Частью выдуманного Мэнсоном мира становятся и его шоу, по сравнению с которыми Элис Купер выглядит мальчиком из церковного хора:

«Я пел, держа ее на собачьем поводке – чтоб показать патриархальность нашего общества, разумеется, а не потому, что меня возбуждает таскать по сцене недоодетую женщину на кожаном ремне».

И выясняется, что такой формат разговора с читателем – смешно о страшном – работает не хуже, а порой даже лучше обычного повествования. «Я-то никаких наркотиков не употреблял, кроме таблеток, "дудки", кислоты и, наверное, клея», - якобы наивно заявляет автор, говоря о наркозависимости партнера по группе (хотя скоро все станет намного серьезнее: страницы, посвященные собственным попыткам Мэнсона «завязать» – пожалуй, самые жесткие и пронзительные).

Под стать книге и ее иллюстративный ряд: помимо обычных цветных и черно-белых фото, частью ее становятся иллюстрации к «Божественной комедии» и изображения из анатомических атласов, напоминающие о притягательности запретного плода. А некоторым мини-главам даны названия кругов Ада по Данте – со всеми полагающимися и прилагающимися грехами (ну или чем-то подобным). Мэнсон рассказывает об отношениях с Кортни Лав (прямо в формате интервью – уж если рвать шаблоны, то по полной программе), повествует о закулисных психоаналитических сеансах с элементами БДСМ и о глухой девушке, почти случайно зашедшей в студию к музыкантам… «Отталкивающе и притягательно», - вероятно, именно это можно сказать о книге Мэнсона, которую стоит прочитать всем уставшим от в меру глянцевых и в меру штампованных биографий, ну и, конечно, всем поклонникам незаурядного артиста.

Рецензию подготовил Сергей Князев

 
Следующая новость: Рецензия: фильм "Кому нужен Grunge?"
Популярные новости

Bring Me The Horizon – amo (2019)

Это экспериментальный альбом, отражающий нынешнее состояние рок-сцены в данный момент.

Louna - Полюса (2018)

Обзор пятого студийного альбома альтернативщиков из Москвы.